Норма и аномалия в театре.
Андреас Мерц-Райков для ПТЖ

По-моему, в театре не должно быть ничего «нормального». Ведь на сцене всегда заявляется ситуация особенная, даже исключительная – театр описывает критические моменты, в которых персонажи должны принимать решения. Это напоминает нам о том, что, собственно, и в нашей жизни каждый момент важен и что наша жизнь тоже состоит из принятых или не принятых нами решений.

Но если вопрос о том, что в театре позволительно, а что нет, – то, на мой взгляд, в театре должно быть позволено всё и всё должно быть возможно, если это служит тому, чтобы донести до зрителя определённую позицию, идею. Я понимаю театр, как способ общения, и исхожу из того, что автор пьесы создаёт свой текст, с тем, чтобы поделиться со своей аудиторией тем или иным соображением. А потому свою задачу как режиссера я вижу в том, чтобы осмыслить эту его точку зрения, идею, а затем, в соответствии с сегодняшним днем найти ей форму и донести её до зрителя. При этом, в выборе формы не должно быть запретов или ограничений. Но в то же время, конечно, театр должен учитывать, к кому он обращается, он должен знать своего зрителя. И, в соответствии с этим, выбирать подходящие меры выражения. Ведь и на личном уровне: со своим другом мы говорим не так, как, к примеру, со своей мамой. То есть вопрос всегда должен стоять так: что мне нужно сделать на сцене, чтобы ту или иную мысль, которую автор заложил в свое произведение, сделать видимой или ощутимой для моего конкретного зрителя.

Что касается «нормы» в театре, должен сказать, что для меня такого понятия не существует, но оно очень даже существует для зрителя. Это связано с тем, к чему мы привыкли, с тем, какие формы выражения обычно используются в нашей культуре, с ожиданиями, с устоявшимися представлениями о том, что и как должно выглядеть. И если увиденное не совпадает с ожидаемым, человек перестает чувствовать себя «представленным» на сцене, бывает даже оскорбленным. И, тем не менее, эти ожидания не стоит удовлетворять, ведь если задача театра — побуждать людей задумываться и оживлять их привычный ход мыслей, то для этой цели лучше столкнуть их с чем-то особенным, с тем, что покажется им отличным от ожидаемого. Только тогда это может подтолкнуть их к рефлексии и осмыслению собственных ожиданий и границ привычного.

Редакция и перевод: Екатерина Райкова-Мерц