Волоколамское шоссе, Мюллер
Татарский государственный Академический театр им. Г.Камала,
Казань, Россия

"Но нас разбить / Не смогут танки или самолеты / Или ковер из бомб Нас разобьет / Один лишь генерал чье имя страх / Страх победив одержим мы победу"

Три вопроса режиссёру Андреасу Мерцу-Райкову:

1. Относительно выбранного материала: почему вы выбрали именно произведение Хайнера Мюллера, а также почему вы выбрали именно это пространство для своей постановки?
Олег Лоевский предложил нам, мне и моей жене Екатерине, моей помощнице и переводчице, принять участие в Лаборатории и прислал нам фотографии 4х нетеатральных пространств. Когда я увидел фото этого заброшенного ангара, меня сразу же заинтересовал характер этого пространства, транслирующего в наше время дух прошлого, который продолжает влиять на наше сегодня. Меня также интересует тот тип театра, который требует такого рода пространство — из-за своих размеров и акустических особенностей. Этот ангар показался мне идеальным местом для постановки в стиле эпического театра традиции Брехта - работа, которую я уже начал в России своими постановками в Саратове и Перми.
Хайнер Мюллер — возможно, наиболее важный театральный автор ГДР и объединённой Германии 90х. Своими работами он продолжал и развивал идею Брехта о дидактической пьесе — пьесе, которая рефлексирует над определённым событием, посредством исполнения его, рассматривая его с разных перспектив. Работы Хайнера Мюллера известны своей сложностью и высокой поэтичностью. В конце 80х, вдохновлённый повестью Александра Бека, он написал пьесу «Волоколамское Шоссе». При помощи этой пьесы Мюллер размышлял над историей социалистической ГДР, которая, как он чувствовал, подходила к своему концу. Для Мюллера история ГДР началась ещё во время защиты Москвы Красной Армией от фашистских захватчиков. Первые две части из полных пяти частей пьесы рассматривают этот исторический момент. Таким образом, мой выбор материала - это, конечно, не только формальное решение продолжить мою работу над эпическим театром, но также и мое желание отрефлексировать этот исторический момент, имеющий такую огромную важность, как для немецкой, так и для российской истории.

2. Как вы восприняли идею лаборатории в Казани? А также в чём будут особенности этого проекта?
Я с нетерпением жду предстоящей постановкой в Казани, в особенности потому, что мне предоставится возможность поработать с актерами театра им. Г. Камала на татарском языке. Я уже несколько раз работал в России и уже привык к русскому языку, так что работа «за пределами» русского языка будет означать для меня возвращение на начальный этап знакомства — работы с новым языком, знакомства с его мелодией, звучанием и структурой. Это, конечно, рискованное приключение. Но в том числе и поэтому данный проект будет особенно ценным опытом, ведь у нас не будет возможности опереться на то, чем мы уже обладаем, а придётся действительно узнать и понять друг друга, развивая что-то новое.

3. Как вы, в целом, относитесь к идее проведения подобной лаборатории в нетеатральных пространствах?
Мои первые постановки за пределами Германии я сделал в Донецке и Одессе и обе эти постановки не происходили под крышей театрального здания, обе игрались на различных улицах и площадях этих городов. Таким образом, мне уже удалось собрать определенный опыт работы вне «защищенного» пространства театра. Здесь, в Казани, наше задание будет создать смесь из обеих типов театра: раз мы будем играть в ангаре это значит, что прохожих-зрителей не будет, кроме того наше пространство окружено сплошными стенами, но нам нужно будет найти способ использовать конкретную структуру и характер здания для нашей постановки, а это получится только, если нам удастся понять дух времени этого пространства и отразить его в истории, которую мы хотим рассказать.

В ролях: Азгар Ша­ки­ров (Народный артист РТ и РФ), Радик Бариев, Рамиль Вазиев, Гульназ Минкина, Олег Кинзягулов