Двенадцатая ночь, Шекспир
Красноярский ТЮЗ, Красноярск, Россия

"А мне бы так хотелось, чтоб быть могли таким вы,
как я того хочу."

Пьеса начинается с кораблекрушения. Оказавшись на берегу незнакомой ей страны Иллирии, преисполненная скорбью о брате-близнеце, Себястьяне, который, по-видимому, утонул, Виола, чтобы защитить себя, переодевается в мужчину и поступает на службу к герцогу Орсино. Её задача, в качестве нового посланника Орсино, завоевать для своего господина сердце неприступной графини Оливии, что Виола, в сущности, и делает; но только не в пользу Орсино, а, сама того не желая, в свою собственную. Оливия по уши влюбляется в диковинного юношу Цезарио (именно под этим псевдонимом она узнает Виолу), а та в свою очередь уже успела в тайне до смерти влюбиться в Орсино. Разрешиться это любовное хитросплетение сможет только с появлением считавшегося погибшим Себастьяна; но как бы ни было, любовная лихорадка всё равно оставит каждого из участников в тяжёлом похмелье.

В этой карнавальной комедии Шекспира гендерные роли, а тем самым и социальная иерархия, бурно перемешиваются и встают с ног на голову. На это нам указывает и название пьесы: во времена Шекспира „двенадцатой ночью“ назывался апогей елизаветинского карнавала в дни после Рождества, когда традиционный порядок нарочно нарушался, женщины надевали мужские платья, а господа менялись местами со слугами – неистовый взрыв страсти, опьянение, жажда прожить все до единого желания, как можно скорее и без оглядки, – ведь утром следующего дня всё без исключений снова встанет на свои места.

В мире пьесы страсть — одна из центральных мотиваций для всего происходящего; чистая, неутолимая потребность персонажей любить и быть любимыми. И тем не менее эта страсть почти всегда оказывается нарциссической, замкнутой только на самой себе. В шекспировской Иллирии любовь — это не безусловное чувство к другому человеку, а, как раз наоборот, эгоистическое желание дополнить себя при помощи другого человека, а при необходимости - даже вопреки желаниям этого человека. Любовные ухаживания здесь напоминают скорее завоевательные кампании; сопротивление должно быть преодолено и, в конце концов, сломлено.

Это эгоцентрическое представление о любви, которому больше всех подвержены Орсино и Оливия, говорит о глубокой неудовлетворённости и одиночестве. Похоже, этот мир не в состоянии удовлетворить своих обитателей. В Иллирии ни работают, ни занимаются политикой, ни интересуются обществом – нет, здесь отдаются на волю порывам неистовой страсти; но эти порывы представляют собой скорее искусственные позы, нежели живые чувства. И этот перманентный статус кво приходит в движение только с появлением Виолы, ведь именно ей удаётся вернуть как Орсино, так и Оливию на землю из заоблачных высот их самолюбования.

Притяжение, которое они оба испытывают к Цезарио, а на самом деле к Виоле, не имеет ничего общего с их безжизненными идеальными представлениями о любви. Это влечение настолько неуловимо, что Орсино даже не осознаёт, что уже подвержен ему, и, тем не менее, всё равно оказывается не в силах противостоять ему. Его привязанность к Виоле, рождается и крепнет с каждой минутой их живого общения, кардинально отличаясь от его мнимой любви к Оливии, которая скорее основывается на романтических идеях, нежели на настоящих чувствах. Но появление Виолы оживляет мёртвые фигуры, застывшие в позах желания и отказа, повергая Иллирию в хаос витальности и страсти – по крайней мере, пока двенадцатая ночь не подойдёт к концу и эксцессу не придётся уступить берущему своё порядку.

В ролях: Елена Кайзер, Ольга Буянова, Виктор Буянов, Александр Дьяконов, Владимир Мясников, Анатолий Пузиков, Савва Ревич, Анатолий Кобельков, Анжелика Золотарева, Вячеслав Ферапонтов, Александр Черкасов, Аким Бислимов

художник: Надежда Осипова
литературная обработка: Екатерина Райкова-Мерц