3/10 Заповеди, Кесьлёвский
Сцена Молот, Пермский академический Театр-Театр, Пермь, Россия

„Если мы выходим за рамки, это подлежит наказанию. Не из мести, но в качестве кары за нанесенный ущерб. Но от чьего имени карает закон? От имени невиновных? Действительно ли мы невиновны? И как мы можем оставаться невиновными, приговаривая кого-либо к смерти?“

В своём многосерийном телефильме 80-х годов „Декалог“ Кшиштоф Кесьлёвский, польский сценарист и кинорежиссер, размышляет на тему «десяти заповедей» с точки зрения Польши 1987го года. А потому каждая из серий так или иначе связана с соответствующим библейским предписанием – хоть и не напрямую, а чаще всего в свободной форме: „Фильмы должны были соотноситься с заповедями примерно в той же степени, в которой заповеди соотносятся с нашей жизнью. Нам известно, что эти – уже пару тысяч лет существующие – заповеди, десять предложений, которые, по сути, не ставятся под вопрос ни одной философской системой, ни одной идеологией, тем не менее, каждый день нарушаются.“ (Кесьлёвский)

Но цель Кесьлёвского не морализаторство. Его истории показывают нам обычных людей, которые по совершенно разным причинам нарушают заповеди в своей жизни – кто-то из алчности, кто-то ради любви, а кто-то следуя своему пониманию справедливости. При этом он не стремится продемонстрировать нам, какое поведение с его точки зрения хорошее, а какое плохое – наоборот, для него важнее вызвать эмпатию к своим персонажам, и, оставив открытым вопрос о добре и зле, передать его на размышление зрителям.

Связаны же все истории одним общим местом, в котором завязывается действие каждого из десяти эпизодов: это пригородный район панельных многоэтажек в Варшаве. Именно здесь, среди серой анонимности однотипных бетонных плит, Кесьлёвский отправляет своих персонажей в путешествие по „этическому аду“ – словно хочет тем самым дать нам понять, что речь здесь идёт не об отдельных судьбах, а о том, что конфликты его героев касаются прежде всего и нас самих, ведь и мы каждый день, осознаём мы это или нет, оказываемся в аналогичных ситуациях принятия решений – „Помните, рядом с вами тоже живут люди. И то, что вы делаете, будет иметь последствия не только для вас самих, но и для тех, кто рядом, а также для тех, о существовании кого вы, может быть, даже и не догадываетесь”, говорил Кесьлёвский.

Наша постановка концентрируется на трех из десяти частей:  Не лги. Не прелюбодействуй. Не убей. Рассказы Кесьлёвского задаются религиозными вопросами в казалось бы безбожное время: действие происходит в Польской социалистической народной республике незадолго до ее распада в 1989 году. Каждый персонаж страдает от чувства бессмысленности – которое, тем не менее, снова и снова окрыляет их надеждой, заставляя искать доказательства того, что жизнью уготовано для них нечто большее, нежели серая летаргия, окружающая их. Каждый из них ведёт экзистенциальную борьбу. И каждого ждёт не менее экзистенциальное поражение. Кесьлёвский показывает нам, что общество может не просто слепо следовать своим моральным установкам, но что оно должно также не упускать из виду и человека, которого собирается судить по этим меркам.

В ролях: Ева Шейкис, Иван Вильхов, Алина Бычковская, Михаил Меркушев, Иван Лубягин, Екатерина Мудрая, Кристина Баженова, Дмитрий Курочкин, Марк Букин, Александр Мехряков, Екатерина Вожакова

художник: Надежда Осипова
перевод: Екатерина Райкова-Мерц